Почему я снимаю на пленку

В 2016 году я продал свою цифровую камеру «Кэнон» — к тому времени она больше года валялась без дела. За пару лет до этого я начал фотографировать на пленку: сперва в качестве милого эксперимента, а после — со страстью.

Сейчас пленочная фотография — это мое основное увлечение. Я коллекционирую фотокамеры и пленку, изучаю технологии проявки, экспериментирую. В замершей технологии XX века я нашел вдохновение. Занятно, что фотографы вокруг его разделяют: продажи фотопленки в мире растут, компании возобновляют производства пленки и камер, развиваются специализированные сообщества. Пленочная фотография снова становится модной. Одни мои знакомые покупают камеры и начинают снимать, другие удивляются: что за ерунда, зачем это нужно?

Я долго собирался написать пост о том, почему фотографирую на пленку. Но каждый раз садился и вместо небольшого поста задумывал статью объемом с книгу: про форматы пленки, физико-химические процессы при фотографировании и проявки, про виды камер и особенности съемки, про печать и сканирование. Возможно, когда-нибудь до всего этого дойдут руки, ну а пока я соберусь и ограничу себя — буду писать максимально коротко и просто.

Итак, зачем в 2018 году фотографировать на пленочные фотокамеры?

  • Пленочные фотокамеры приятно держать в руках. Они по ощущениям похожи на швейцарские часы: хорошо сделанные, механические, почти что вечные. Мой двухглазый «Ролляйфлекс» сделан в 50-х годах, но снимает отлично и прослужит еще 50 лет. Цифровые камеры же выглядят как ширпотреб, вещи на пару лет. После «Никон Ф3М-Д3» сменит «Никон Ф4ДМ5-Макс», в который толком ничего не добавят — но предыдущая версия сразу устареет. Можете представить себя с цифровой камерой пятнадцатилетней давности? Короче говоря, пленочные камеры — секси. Если вы любите хорошо сделанные вещи, то они вас не оставят равнодушными
  • Такие камеры служат долго. Сломалась — починим. А цифровые камеры после поломки обычно выбрасывают: дешевле и проще купить новую.
  • Люблю пленочные камеры за то, что они не зависят от источников электричества. Можно бросить камеру и пару катушек пленки в рюкзак, и снимать целый месяц: в жару и на морозе.
  • В цифровой камере есть карточки памяти для миллионов снимков. В итоге фотограф снимает все подряд, привозит из путешествия тысячи кадров, которые потом мучительно разбирает. Лично меня это всегда раздражало: сначала снять гигабайт ерунды, а потом удалять 900 мегабайт. С пленкой иначе: количество кадров ограничено. Сейчас я снимаю на среднеформатную пленку — на её катушке помещается 12 кадров формата 6×6. Это действует как хороший ограничитель, подстегивает творчество. Над каждым кадром задумываешься: не темно ли? Не мешают ли предметы? Как правильно выстроить композицию? В итоге в 9 случаев из 10 я примериваюсь к снимку... и опускаю камеру — понимаю, что будет плохо. Пленочная фотография научила меня видеть хорошие кадры до того, как я их сделаю. Знаменитый фотограф Ансель Адамс писал, что фотографии рождаются в голове, а не на пленке.
  • Когда я фотографировал на цифровую камеру, снимки казались мне эфемерными, ненастоящими. Какие-то гигабайты в облаке, на жестком диске. Фотографию не удавалось понять, пощупать. Пленочная фотография — вещественная. Снимки получаются химическим путем, и в этом процессе можно поучаствовать: снять, проявить, напечатать. У меня дома хранятся папки с негативами и позитивами. Думаю, мне интересно будет пересмотреть их спустя 50 лет. А цифровые снимки все время куда-то утекают сквозь пальцы. Например, у меня не осталось ни одной фотографии старше 2008 года — жесткие диски сломались, фотохостинги закрылись.
  • Люблю пленочную фотографию за то, что в ней всегда есть немного сюрприза. Я примерно вижу что снимаю, но каждый раз проявляю пленку с предвкушением чуда, не терпится посмотреть — что же там? Иногда там разочарование: ошибся с параметрами съемки, неправильно проявил. Иногда получается здорово: классные цвета, неожиданные детали сюжета. Каждый раз чувствую, словно мой выдуманный друг дарит мне подарки.
  • Мне нравится проявлять пленку самостоятельно. В этом есть классный привкус ручного труда: ты разбавляешь растворы, выдерживаешь температуру и время. Приятно, что проявлять пленку можно на разных уровнях сложности. Можно и просто булькать в бачке черно-белую, можно покупать машины для цветной и слайдовой проявки. Да что там, пленку можно проявлять даже в кофе, вине и человеческой моче (я не шучу).
  • В большинстве случаев пленочная и цифровая фотографии дают примерно одинаковое качество картинки (если говорить о бытовых потребностях и неком общем понятии качества). Но в целом пленка до сих пор много гибче цифры и у нее есть большой запас в качестве — особенно если печатать её на фотобумаге. Я пока в основном сканирую и выкладываю в сеть, но приятно иметь такой запас при себе на будущее.
  • Цифровая фотография — это угадывание правильных настроек камеры: вы снимаете, смотрите на экранчик: «темно». Снимаете снова, вращая какую-нибудь ручку, потом еще и еще. Пленочная фотография с одной стороны прощает ошибки (снимать на одну пленку с ИСО 400 и как ИСО 50 и как ИСО 1600 — легко), с другой — учит разбираться в физических тонкостях фотографии. Я уже начинаю видеть глубины резкости, на глаз выставляю экспопару. Для меня это интересно.
  • Ну, и наконец — когда фотографируешь на пленку, девушки чаще соглашаются сниматься обнаженными.

Вкратце: за годы фотографирования на цифровые камеры я устал от её «безграничных возможностей». Ограниченность пленки стала для меня частью творческого процесса. А еще я люблю хорошие вещи, и качественные пленочные камеры радуют меня.

В следующий раз напишу с чего начинать, если вы тоже хотите порадоваться.

Система Orphus