Тестирование нового берлинского аэропорта

Поучаствовал в тестировании нового берлинского аэропорта, «Берлин Бранденбург».

Аэропорт этот примечателен примерно… всем. Начиная с названия (представьте если бы аэропорт «Шереметьево» назывался «Москва Московская область»), и заканчивая его невероятной историей.

«Берлин Бранденбург» — это аэропорт-долгострой. Его строят с 2006 года, а сдать по проекту должны были в 2011. В процессе работы увеличивались сроки и смета, возникали десятки и сотни новых трудностей. Довольно большой аэропорт строили «вавилонским методом» — десятки подрядных организацией трудились над ним одновременно, не имея полного и однозначного плана строительства. В результате к моменту открытия у здания выявили критические неисправности (например, система пожарного дымоудаления, наоборот, нагнетала дым в помещения), и «Берлин Бранденбург» бесконечно доделывали, переделывали, и снова доделывали. Вокруг этой истории есть множество подробностей (например, недавно в аэропорту заменили сотни экранов — старые годами работали, не показывая никаких рейсов, и выгорели). Или, например, раз в несколько дней специальные люди проходили по большому отелю при аэропорте и спускали воду в унитазах — так полагается делать по правилам эксплуатации. Одним словом, не похоже что это недоразумение появилось в Германии, столице порядка (на самом деле нет).

Впервые я оказался в нем на экскурсии в 2017 году. Нас привезли на автобусе, кратко провели на фойе с пустыми стойками регистрации. Тогда аэропорт в целом выглядел готовым, хотя большинство берлинцев в неформальном тотализаторе «Откроется ли в этом году?» ставили на «Нет». Но вот 2020 год, и… аэропорт наконец доделали.

С середины лета до конца осени в «Берлине Бранденбурге» проходят тестовые дни. Желающим предлагают зарегистрироваться на сайте, и, если повезет, то аэропорт пригласит в назначенное время сыграть роль пассажира. Мне повезло пройти такое тестирование 6 октября, за несколько недель до официального открытия аэропорта.

Новый «Берлин Бранденбург» находится недалеко от одного из двух текущих аэропортов, «Шёнефельд». Я привычно приехал к «Шёни» на городской электричке, с великом. Ну, думаю, преодолею 10 км между ними по дороге, благо она есть на «Гугл-картах». Но на деле уютная велодорожка довольно быстро сменилась какими-то котлованами и заборами, а после и вообще уткнулась в пустое 4-полосное шоссе с разделителем, которое петляла куда-то в сторону аэропорта. Холодно, ветер, я на велосипеде, возвращаться неохота — ну я и поехал по шоссе. Вскоре вокруг начался трафик: какие-то машины с изумленно глядящими на меня водителями, грузовики с щебнем! А дорога вдруг начала превращаться в эстакаду! Одним словом, я доехал, изрядно перепугавшись, даже руки тряслись немного. Страшнее всего было представлять как поеду обратно…

Впрочем, на территории возле аэропорта заметно, как тут все запущено. Кажется, я был тут первым велосипедистом и пешеходом на многие годы.

Лучший способ отойти от проблемы — погрузиться в решение новой. У меня почему-то не оказалось куар-кода, который присылали всем тестерам в письме, и меня отправили в сервисный центр. Сотрудница сервисного центра не смогла найти меня в базе и просто заново зарегистрировала меня (правда, полагающийся всем тестерам сэндвич в новой регистрации из колбасного стал вегетарианским).

После с кодом меня пустили в здание аэропорта. Правда, тестирование проходило «задом наперед»: тестеров регистрировали в зале прилета, между багажных «крутилок». У нас проверили паспорта, выдали всем фирменную масочку с самолетом и мешочек с ништяками: кружкой, ручкой, значком и парой бутербродов. В кружки всем желающим наливали воду или кофе. После выдали роли. Моя была такая: один чемодан, без ручной клади, нельзя пользоваться тележками для вещей. А еще мне досталась редкая роль — я должен был играть роль инвалида-колясочника. Лечу, я, кстати, в Тель-Авив.

Кому-то достались и другие роли. Были люди с кучей багажа. Были с самодельными картонными коробками с надписью “Tier” — в них лежали плюшевые игрушки котов и собак. Были люди с лыжами и сноубордами. Кто-то играл роль слепого, кто-то — молодого родителя. Часть пассажиров тестировали подземную станцию электричек и эвакуацию из нее (согласно роли, в их вагоне происходило задымление).

После нас централизованно «выпустили» в аэропорт, и все разбрелись по своим рейсам. Я пошел на стойку регистрации «Эль-Аля», собираясь «вылететь» в Тель-Авив. Сотрудник на стойке регистрации, увидев мою роль, позвонил куда-то и вызвал сотрудника службы помощи маломобильным пассажирам, попросив приехать за мной на кресле с колёсиками (по-немецки оно называется «ролль-штуль»). Я сел на лавочку рядом и принялся рассматривать мир вокруг.

Туда-сюда сновали пассажиры-тестеры в зеленых жилетах. Полицейских и сотрудников служб безопасности было в два раза больше, чем пассажиров. Ходили уборщики, другие тестеры катались на колясках и водили плюшевых собак на тележках, бегали люди в жилетках другого цвета с надписью «Свисс эйр контрол тим». У стоек регистрации «Эль-Аля» стояли сотрудники израильской службы безопасности в штатском, вполголоса переговариваясь на иврите (каждый, кто летал «Эль-Алем», знает что пассажиров досматривают и опрашивают с особой тщательностью). Разве что моё инвалидное кресло никак не приезжало — а до окончания посадки оставался час! В ожидании транспорта я успел и один из сэндвичей съесть, и даже вздремнул немного.Наконец, за мной пришли две хрупкие турецкие девушки с раскладной каталкой. Меня усадили и с немалым усилием покатили в сторону контроля безопасности.

Мы с вами проходили этот контроль десятки раз. Но, думаю, никто из вас раньше не делал это в кресле-каталке. Это, скажу я вам, очень сложно! Сложно снять пиджак, сидя в кресле. Сложно укладывать вещи в лоток, который находится на уровне лица. Сложно проезжать через рамку, неудобно сидя проходить осмотр и ощупывания (сотрудники службы безопасности еще долго с фонариком осматривают коляску снизу). Кроме того, было довольно стыдно что мне досталась такая роль, и двум девушкам пришлось катить на коляске здоровенного парня.

После меня покатили через чистую зону. В большом холле, где должны располагаться магазины дьюти-фри, был полный раздрай — повсюду кучи строительного мусора, проводов, ничего не готово. Не знаю как они собираются успеть доделать тут все к 1 ноября. Наконец, со мной случилось самое удивительное прохождение границы. Настоящие сотрудники немецкой пограничной службы, сидя в настоящих кабинках, просто посмотрели на меня, улыбнулись и пропустили дальше.

Дальше все было довольно обычно: ожидание в зале, пропикивание билета… Мне, как пассажиру на коляске, впервые удалось первым попасть на борт. Впрочем, вместо самолета нас рассадили в 4 автобуса. А после мы целый час катались по аэропорту, видимо эмитируя процедуры подготовки к вылету и посадки. Особенностью тестирования было и то, что «вылетали» мы в Тель-Авив, а «прилетали» из Амстердама.

Территория аэропорта выглядит из автобуса огромной и пустой. Тут и там стоят какие-то контейнеры, стоянки с бетонными плитками с дырочками заросли травой. На перроне стоят десятки лайнеров «Изи-джета» с зачехленными двигателями и заклееными технологическими отверстиями — видимо, они не первый месяц пережидают здесь ковид. Зато повсюду — огромное множество бизнес-джетов. Ими заставлены все свободные пространства, они ездят туда-сюда, взлетают и садятся (во времена ковидных ограничений спрос на перелет бизнес-джетами вскладчину вырос на сотни процентов).

Ну, и наконец, самое простое — «прилет», транспортировка в зал выдачи багажа, а после — выход в город. Я, выйдя, даже слегка расплакался от стресса: никогда часами не говорил по-немецки, кроме того приходилось все время находится в легком напряжении. К счастью, обратно нашелся длинный, но безопасный путь на велосипеде. Я прыгнул в электричку и занял «Ван Муфом» место для инвалидов. Я — Авраам Коэн, колясочник, имею права (на самом деле нет, но поезд был пустой и я решил нарушить).

Сейчас проходят последние тестовые дни (часть из них — ночные). А еще пару дней назад администрация аэропорта получила последние разрешения, и значит с 1 ноября 2020 года «Берлин Бранденбург» наконец откроется (одновременно с этим закроются аэропорты «Шёнефельд» и «Тегель»). Вот такие пироги.

Не знаю, удастся ли мне еще хоть раз в жизни побывать на тестировании аэропорта, но эту галочку я уже поставил. Теперь и вы знаете, как все выглядит.

Система Orphus