Прощай, оружие!

18 января в Приморье столкнулись 2 истребителя-бомбардировщика Су-34. В результате катастрофы погибли 2 летчика, одного удалось спасти, еще одного ищут.

Гибель пилотов — это трагедия. Также в результате катастрофы погибли 2 самолета общей стоимостью 2,5 млрд рублей. Но почему-то никто не задумывается, какие чудовищные деньги пропали зря. И сколько еще пропадет, и сколько человеческих ресурсов тратится на то, чтобы произвести новое оружие. При этом лучшее, что может с этим супердорогостоящим оружием случиться — оно сгниет, утонет или упадет (дай бог без жертв). Иначе его пустят в ход, и оружие принесет еще больший ущерб.

Когда я написал об этом в твиттере, на меня обрушилась критика — мол, я предатель и ничего не понимаю. Раскрою свою точку зрения подробнее, и заодно отвечу на аргументы своих противников.

«Военно-промышленная отрасль дает рабочие места!»

Тут нужно сразу отметить, что когда я слышу словосочетание «рабочие места», то это служит для меня таким же маркером как «геополитика» или «историческая справедливость» — я вижу, что передо мной популист. Когда люди говорят про рабочие места, то я понимаю что экономику они представляют как такую решетку, а людей — как шарики, которых нужно засыпать на решетку и заполнить свободные полости.

Но люди — не станки, им не нужны рабочие места. Им нужны средства чтобы жить комфортно и любимое дело, которым они хотят заниматься. Также я убежден что людям приятно заниматься полезным делом (хотя бы большую часть своего времени).

Действительно, в производстве вооружения заняты сотни тысяч, миллионы людей. Но когда мы считаем что миру нужно меньше оружия, то мы же не говорим о том, что производства, в которых они заняты, нужно закрыть. То есть человек, который упрекает меня рабочими местами, не хочет сделать логический шаг чуть дальше и подумать: «А можем ли мы вместо оружия выпускать что-то полезное?».

Мы пережили уже много промышленных революций. «Рабочие места» освобождались сперва в сельском хозяйстве, после — в промышленности. Во Вторую мировую множество заводов развернули на производство оружия. Когда война закончилась и столько оружия не стало, никто не остался без работы.

Производство оружия — это бесполезное дело. Вчера произвели десятки стратегических бомбардировщиков по 2,5 млрд рублей за штуку, а сегодня распилили их, потратив еще 9 млрд долларов. Миллионы людей заняты производством качественных и высокотехнологических вещей, которые большую часть своей жизни просто лежат без дела, а после их выбрасывают, заменяя новыми. Это словно на одной фабрике производили бы посуду, а на другой новую посуду бы били и переплавляли на заготовки для производства посуды. Заняты ли рабочие места? Да. Заняты ли эти люди полезным делом? Сомневаюсь.

Иными словами, когда человек выступает за сохранение рабочих мест, то он популист и ретроград. Почему-то этот же человек радуется появлению беспилотных автомобилей и самообучающихся роботов-помощников. Эй, а как же рабочие места водителей, продавцов, консультантов, бухгалтеров?

Ну и вообще, когда человек говорит про рабочие места, он берет вас в заложники. В его логической парадигме когда вы предлагаете людям не заниматься херней, вы хотите отправить их на голодную смерть. Разговор про рабочие места — это шантаж. Это как жить с человеком, который угрожает покончить жизнь самоубийством, если вы от него уйдете.

Нормальный человек выступает за то, чтобы рабочих мест было как можно меньше, а людей, которые заняты делом — больше.

«Это небольшие деньги в масштабах страны!»

Когда выше я приводил пример про две фабрики, я специально не сделал оговорку — это легко можно представить, если в работе таких фабрик есть коммерческая польза. В мире есть тысячи самых странных предприятий, суть работы которых вызывает только улыбку. Они производят розовые супергеройские плащи для собак, унитазы в виде кошки «Хеллоу Китти», переводные татуировки с бананами, да что угодно. Мы можем считать производство таких вещей бесполезным, но на самом деле у них есть понятное мерило пользы — если такие товары востребованы на свободном рынке, то они имеют право на существование. Производитель плащей для собак не спрашивает у меня, полезным ли он делом занят, его плащи покупают.

Когда люди говорят о производстве оружия, то они считают что деньги берутся откуда-то извне. Словно какое-то божество сыпет нам сверху денег, и в какой-то момент приговаривает: «Так, и треть денег потратьте на оружие! Иначе покараю!». Люди вздыхают, но делать нечего — и строят танки.

Ребята, танки, ракеты и бомбардировщики строят на наши с вами деньги! Государство закупает их на налоги, которые мы с вами платим. Это не деньги из воздуха. Государство собрало с вас часть ваших доходов, и какие-то люди внутри решили потратить часть этих денег на бесполезную ерунду.

Сегодня Россия тратит на оборону четверть своих расходов, при этом 20% всех расходов в бюджете засекречены. На оборону тратят в 4 раза больше денег, чем на образование, в 20 раз больше денег, чем на культуру. Вам как с этим?

Производство оружия формально выглядит коммерческим делом: есть частные компании, у которых государство закупает самолеты, танки и подлодки словно учебники в школу. Но никто не понимает, почему государство должно закупать не 70 танков по 700 млн, а не например 50 танков по 500 млн.

Кроме того, расходы на оборону — это замкнутый круг. Государство не может просто купить танки и ракеты, ведь они «устаревают». Удобно, когда вещи устаревают, даже не используясь, верно? Нужно старое оружие «списывать», тратить на новое, переобучать людей пользоваться им. Ах да, нужно же потратить до полной стоимость оружия на то, чтобы утилизовать его! Удобно, ведь это создаст новые рабочие места.

«Оборонка двигает науку вперед»

Когда люди считают, что трата денег на оружие развивает науку, то у них очевидно что-то не так с логикой. Задачей производства оружия всегда было захват территорий, убийство, щекотания тщеславия людей. Наука при этом развивалась косвенно, в тех пределах которые были возможны. Когда человек говорит что якобы интернет вырос из военной технологии, это звучит для меня словно: «Мы держали этого человека на хлебе и воде в темнице, и это способствовало тому, что он похудел».

Если какие-то технологии развились благодаря созданию вооружений, то это не потому что добрые и умные дяди в погонах с улыбкой вручили свой прометеев огонь миру, а потому что от танка отвалилась какая-то деталь, и обычные люди придумали как её приспособить в мирной жизни. А дядьки в форме не успели вовремя эту приспособу отнять обратно и засекретить.

Чтобы двигать науку вперед, нужно тратить на науку. Как вы думаете, что будет эффективнее, тратить 25% на оборону и 0,7% на науку, или тратить 18% на оборону и 7% на науку?

Удивительно как одни люди говорят что «Джобс с Маском стоят на плечах гигантов в погонах», и спустя минуту возмущаются тому, что патриарху Кириллу дали почетное звание академика наук Российской Академии наук. Церковь в прошлом двигала науку вперед не хуже военщины. Может быть, нам нужно больше монастырей с православными университетами?

«Если не делать оружие, нас захватят!»

Байки про то, что нас захватят — любимый аргумент политиков и военных для того, чтобы требовать больше денег на оружие.

Люди говорят: «У нас была разваленная армия и голодные солдаты в девяностых. Но теперь мы должны быть сильнее и строить больше оружия, чтобы нас не захватили». При этом в голове у людей не появляется мысли о том, почему же нас не захватили тогда, когда мы были слабые? Это какой-то замкнутый круг: «Враги стали сильнее, поэтому мы тоже должны стать сильнее чтобы враги оказались слабее нас».

Почему-то у людей в голове не укладывается мысли о том, что нужно развивать науку и предпринимательство, чтобы создавать крупные международные компании, нужно тратить больше денег на культуру и межгосударственные связи, чтобы нас не воспринимали врагами и сотрудничать было выгодно. Я лично уверен, что в современном мире невозможна крупная война — она слишком катастрофична для всех участников, потому их уровень экономического взаимопроникновения куда выше, чем он был еще полвека назад.

Что-то я не вижу как Франция с Германией наращивают танковые батальоны на границе друг с другом.

⌘ ⌘ ⌘

Читатели могут воскликнуть: «Ну а что ты предлагаешь? Что, выкинуть все оружие и всем странам обняться?».

Я предлагаю начать с понимания:

  1. Оружие стоит очень дорого, никто не понимает почему так дорого и никто не может влиять на распределение денег на них.
  2. Оружие покупают не на деньги из воздуха. На них уходят наши с вами налоги. Причем на оружие и оборону тратят во много больше денег, чем на науку или культуру.
  3. Лучшее, что может случиться с оружием — оно сгниет или сломается. Потраченные на его производство средства можно просто списать. Пахать на танке нельзя.
  4. Производство оружия — это выгодный бизнес, со своими лоббистами, популистами и пропагандистами. Если государство представить как человека, то производители оружия — это дилеры, которые подсадили его на наркотик (еще и объясняют, что принимать его полезно).
  5. Чтобы развивать науку — нужно инвестировать в науку, а не в производство вооружения.
  6. Количество оружия в мире должно постоянно уменьшаться.
Система Orphus