Бесправная дискриминация

Сегодня в Москве анонсировали второй поток писательских курсов «Write like a Grrrl Russia». На курсах женщины учатся рассказывать свои истории в комфортной для себя среде.

Заметил, что после анонса курсов в сети появились обсуждения про сексизм наоборот. Мол, эти страшные феминистки бросаются на любую рекламу в стиле «Намечтала на айфон», но не стесняются запускать писательские курсы только для женщин.

Хочу поговорить не о гендерных курсах по программированию или писательскому мастерству, а про формат обсуждения тем дискриминации и насилия.

Мне кажется, что в вопросах дискриминации и насилия наблюдается вакуум. С одной стороны, вопросы прикрыты правовыми нормами: нельзя трогать людей в транспорте и заниматься сексом против воли. Под правовым слоем есть еще один, общепринятый социальный: нехорошо называть людей мудаками, нельзя писать в соцсетях как ты бы трахнул кого-то без смазки, глупо считать женщин наивными шлюхами и принижать их качества. Но дальше никакого слоя нет. Непонятно как действовать в более тонких ситуациях. Как быть, если человек рисует и выкладывает в сеть картины с жестким сексом, или делает на руке татуировки с сердечками по количеству девственниц, с которыми он переспал? Или тренирует теннисную команду только для мужчин? Здесь возникает несколько проблем.

  1. Вопросы обсуждения и осуждения таких ситуаций отдаются максимально радикализированным людям. Это такие интеллектуальные гопники, которые рады трактовать любые слова и действия так, как им угодно. Такое случается в людей любых полов, профессий и социальных групп. Писательские курсы для мужчин — плохо. Конференция чернокожих мусульманских женщин — плохо. Публиковать обнаженную женскую грудь мужчине — нельзя, это сексизм. Публиковать обнаженную женскую грудь женщине — нельзя, потому что вот нельзя и все тут. Нет правил, как вести себя, все решается субъективно. Это как если бы правовую функцию в обществе выдали максимально обиженным и обделенным людям, потому что якобы у них больше моральных прав судить.
  2. С пограничных ситуаций, где еще возможно обсуждение, все автоматически скатывается в стадию резкого непринятия и наказания. Когда в сообществе разработчиков узнали о том, что один из главных сотрудников «Друпала» Майкл Гарфилд увлекается сексисткой фантастикой, его мгновенно придали обструкции, а после уволили. Срабатывает чеховский принцип «А как бы чего не вышло». Лучше на всякий случай подписаться под обвинениями в сексизме. Никто не пытался разобраться, что это за фантастика такая, где предел общественного и личного.
  3. Любое обсуждение конкретного примера или части системы воспринимаются как отрицание всей концепции борьбы с дискриминацией. Ты не хочешь поддерживать чью-то травлю — да ты сам сексист и насильник! Такой подход выгоден интеллектуальным гопникам, но уничтожает дискуссию. Страшно спорить с людьми, которые потом могут напасть на тебя самого. В результате в обществе по умолчанию принимаются нормы, которые никто не обсуждал и не анализировал. Люди стараются действовать так, чтобы обезопасить себя от будущих нападок. Например, вводят самоцензуру в соцсетях.

Мне кажется, что такой вакуум в обсуждениях наносит обществу и идеям борьбы с дискриминацией не меньше вреда, чем сама дискриминация. Так в феминистках люди видят не девушек, которые борются за равноправие, а злючек, которые рады вытащить аспект личной жизни и затравить человека. Спорить с такими не получится. Меня это печалит.

Поэтому хочу напомнить важное:

  1. Прежде чем бороться с чем-то, разберитесь, сделайте домашку. Наши представления о феминизме, дискриминации, насилии, преследовании по разным признакам могут быть ошибочными.
  2. Не поддавайтесь своим чувствам. Не присоединяйтесь к обсуждению только потому что почувствовали злобу и ярость.
  3. Нельзя присоединяться к травле, подписываться под преследованием. Можно присоединяться только к защите, осудить и без вас найдутся охотники.

Ну и вообще готовьтесь. Кажется, общество скоро будет прилично штормить из-за этой фигни.

 

comments powered by HyperComments
Система Orphus