«Великий побег»

Прочитал книгу Ангуса Дитона про преодоление всеобщего неравенства и том, как людям на свете стало жить лучше и веселее.

Дитон специализируется на неравенстве. Он изучает, почему одни люди в мире богатеют, а другие остаются бедными, почему одни живут мало, а другие — долго. «Великий побег» — это книга-исследование этих вопросов. Она написана немного сложно, с графиками, отсылками на публикации в научных журналах.

«Великий побег» — это ключевая тема книги. Так Дитон называет процесс улучшения жизни успешных стран. Евросоюз, США, Япония, в меньшей степени Китай и другие страны совершили свой Великий побег из бедности к богатству. Но многим странам это не удалось. Дитон изучает, почему так случилось.

Дитон уверен: жизнь становится все лучше, безопаснее и богаче. Люди живут дольше, умирают реже, зарабатывают больше и становятся счастливее. Однако безопасности, доходы и счастье в мире распределены неравномерно. Пока одним живётся лучше, другие страдают сильнее прежнего. Великий побег — не для всех людей на свете, и в этом есть великая несправедливость.

Пока читал книгу, сделал её конспект. В ней три части: «Жизнь и смерть», «Деньги» и «Помощь». У конспекта также будут три части. Предупреждаю, что я не цитирую книгу, а пересказываю её. Если хотите лучше разобраться в неравенстве, вам стоит прочитать Дитона самостоятельно.

Жизнь и смерть

Продолжительность жизни в мире постоянно увеличивается. В XX веке в богатых странах она увеличилась на 30 лет. Раньше люди с трудом доживали до пятидесятилетнего возраста, а сейчас нянчат правнуков и радуются жизни. Долголетие — это одна из важнейших ценностей человеческой жизни.

Но долголетие — это еще и вопрос детской смертности. Если много людей умирает в младенчестве, то это снижает шансы каждого новорожденного дожить до старости. Мы даже не представляем, какая высокая детская смертность была полвека назад. В США в 1910 году 20% всех детей умирали до пяти лет, и лишь один из тысячи доживал до столетия. В то время 4% младенцев не доживали до года.

Кажется, что это было давно. Однако есть страны, где дети по-прежнему умирают слишком часто. В Конго и Сьерра-Лионе, в Анголе и Афганистане до сих пор четверть детей не доживает до своего первого дня рождения. Матери рождают по 10 детей, и во время каждых родов рискуют умереть с вероятностью 1:100. Но и в неблагополучных странах уровень смертности постоянно снижается.

В развитых странах детская смертность — это редкое явление. Сегодня дети в США умирают в 1000 раз реже, чем в Швеции в 1751 году и примерно в 10 раз реже, чем американцы век назад. В 1751 году в Швеции быть новорожденным было опаснее, чем сегодня — восьмидесятилетним стариком. Сегодня в Швеции умирает всего 3 новорожденных из тысячи.

У нас очень мало данных о том, как жили и умирали люди в прошлом — никто не вел достаточно подробной статистики. Дитон рассказывает о Швеции, потому что в этой стране сохранилась статистика регистрации рождений и смертей с XVII века. Однако по имеющимся данным можно сделать вывод, что первый заметный рост продолжительности жизни современных людей возник в XVIII веке, в эпоху Просвещения. Тогда люди перестали задумываться о том, как им выжить, и стали больше думать о том, как им стать счастливыми. Кроме того, случилась череда научных и медицинских открытий, например вариоляция — грубая прививка от оспы.

Одна из главных предпосылок Великого побега — хорошее питание. Дитон пишет о том, что недоедание (особенно в детстве) приводит к тому, что люди вырастают невысокими. А умственные способности невысоких людей в среднем ниже, чем у высоких, это связано с размером и строением мозга. Люди во всем мире прибавляют в росте, но очень медленно. Современные индийцы-мужчины догонят нынешних европейцев только через 200 лет, а жительницы Индии — только через 500 лет.

Возвращаясь к теме детской смертности. Сегодня в десятках бедных стран умирает 10% и больше младенцев. Но они умирают не от редких генетических заболеваний и даже не от СПИДа, а от простых болезней, с которыми легко борются в развитых странах: кишечные инфекции, малярия, респираторные заболевания, дизентерия. Это особенно печально. На продолжительность жизни детей (то есть нации в целом) влияют даже простейшие лекарства, вроде преоральной регидрационной терапии, раствора соли и глюкозы в воде — она спасает жизни десятков тысяч детей, страдающих от диареи.

Великий побег в продолжительности жизни в богатых странах произошел прежде всего из-за снижения детской смертности. В некоторых странах вроде Шри-Ланки средняя продолжительность жизни за 7 лет с 1946 по 1951 год выросла на 14 лет. Прямо какой-то скачок к бессмертию!

На продолжительность жизни большое влияние оказывает медицинская помощь. В Мозамбике на медицинскую помощь тратят примерно 49 долларов на человека в год, в США — более 8300 долларов в год. При этом в Штатах граждане не особо доверяют медицине, по уровню доверия занимают всего 88 место в мире, пропуская вперед Кубу, Индию и Вьетнам.

Чем меньше курят представители нации, тем дольше они живут. Если 50-летний мужчина курит последние 30 лет, то он умрет от рака легких с вероятностью 2%. Если бы сейчас все курящие люди бросили сигарету, то это резко увеличило бы продолжительность жизни всей нации на 2,5 года. А если мы найдём лекарство от рака, то в среднем будем жить еще дольше на 4-5 лет.

Великий побег в плане продолжительности жизни — это перенос смертности с детей на стариков. В развитых странах сейчас более 80% смертей приходится на людей старше 60 лет. В бедных странах по-преждему треть детей не доживает даже до совершеннолетия. К сожалению, разрыв в продолжительности жизни между богатыми и бедными странами — катастрофически большой, и сокращается очень медленно.

Деньги

Средний доход во всем мире растет. С 1820 по 1992 год средний доход жителя земли вырос в 7-8 раз. Мы живём богаче наших родителей, они — богаче наших дедушек и бабушек.

Но деньги в мире распределены неравномерно. Взять, к примеру, США и Китай. Экономики этих стран примерно равны. Однако доход на одного китайца — меньше 20% от доходов одного американца. У жителя США средний доход на протяжении всей жизни в 200 раз выше, чем у жителя Конго. В мире становится все больше неравенства.

Раньше неравенство было внутри страны: в каждом государстве были свои богатые и бедные. За последний век неравенство стало национальным: появились целиком бедные и богатые страны. Это очень плохо. Целиком бедной стране очень тяжело выбраться из нищеты.

Вообще вопросы богатства и бедности, несчастья и счастья — сложные. В бедных странах есть счастливые жители, в богатых есть несчастные. Нам трудно оценить, какой вклад в счастье вносит новая поликлиника, дорога или гидроэлектростанция.

Бедность тоже тяжело измерить. К сожалению, часто политики манипулируют цифрами. Иногда выгодно, чтобы в стране было много бедных, чтобы потратить деньги на социальную сферу и получить политические очки. Иногда уровень бедности пересчитывается в сторону уменьшения, чтобы сэкономить расходы. Все это не имеет отношения к реальной борьбе с бедностью. Дитон приводит характерный пример из Индии. В 1990-х годах в Институт статистики Индии подсчитывали количество бедных в стране с помощью опроса. У жителей спрашивали, сколько риса они ели за последние тридцать дней. Но вдруг опрос изменили, и стали спрашивать о последней неделе — и количество бедняков резко сократилось более чем в два раза. 175 млн индийцев вдруг стали «состоятельными». Конечно же, это просто статистическая глупость.

В целом в мире наблюдается сильное расслоение между богатыми и бедными. Богатые становятся все богаче, инфляция для них меньше, чем для бедных. Бедные становятся беднее, чем были раньше.

Считается, что мы живем в мире больших возможностей, что якобы каждый может добиться успеха в жизни. Но исследования это опровергают. Грубо говоря, неравенство возможностей приводит к неравенству результатов. Бедным трудно стать богатыми.

Можно смело сказать, что государства, скроенные в интересах элиты, противостоят экономическому росту и снижению неравенства. Особенно это проявляется в бывших колониях: в Латинской Америке и Африке. Все колониальные страны, что раньше были богатыми, сейчас бедны.

Продолжительность жизни положительно влияет на богатство нации. Каждый новый человек, что не умер в младенчестве — это не только новый рот, но еще и пара рук и ум. Кроме того, родители перестают заботиться бесконечным рождением массово умирающих детей, и начинают лучше заботиться о каждом малыше.

Люди в среднем стали богаче, чем раньше, но это богатство распределено неравномерно. Опасно думать, что экономический рост — это нечто, что всегда было и будет. На смену экономическому росту легко может прийти междоусобная война. И чем сильнее сохранится текущее неравенство, тем выше её шансы.

Помощь

Сегодня более миллиарда человек живет очень плохо и даже голодает, миллионы детей ежегодно умирают от голода и пустяковых болезней. Богатые страны стараются помочь бедным, но делают это грубо. В результате жизнь бедных не становится лучше.

Сейчас господствует гидравлический подход к помощи бедным странам. Мол, у нас много, а у них — мало, и мы просто вольём им денег по принципу сообщающихся сосудов. Однако такой подход ущербен.

Сейчас помогают не жителям бедных стран, а государствам. В результате государства теряют стимулы развиваться. Зачем строить больницы и дороги, если богатые европейцы все построят за нас? Для многих бедных стран внешняя помощь составляет до 40% национального бюджета. Они плотно сидят на внешней помощи.

Также страны вроде США или Великобритании помогают государствам выборочно: поддерживают близких по духу или тех, что выгодны с геополитической точки зрения. В некоторых из таких бедных стран правят преступные авторитарные режимы. В результате деньги на помощь выделяются, а жителям стран лучше жить не становится. Более того, отказаться от помощи тяжело — гуманистически настроенные соотечественники не поймут. Доходит до удивительных вещей. Одна африканская страна требует поставить ей оружие, чтобы она разрешила поставлять гуманитарную помощь. А в Сьерра-Леоне устроили пышную вечеринку, потому что её признали беднейшей в мире — значит, объемы помощи увеличатся.

Дитон пишет, что текущие программы помощи бедным странам ущербны и даже опасны. Нужно перестать вливать деньги в атрофировавшиеся государства. Вместо этого нужно инвестировать в совместные предприятия. Важно не помогать, а освободить руки, не мешать. Вместо распределения еды нужно распределять лекарства и давать гранты на обучение.

⌘ ⌘ ⌘

Мы живём все лучше и дольше: в бедных странах рост небольшой, в богатых — значительный. Уровень образования увеличивается, уровень насилия — снижается. Все больше людей совершают Великий побег.

Но опасно думать, что мир будет улучшаться и дальше. Неравенство в мире продолжает увеличиваться, возникают новые опасности. Но Нобелевский лауреат по экономике уверен, что эти неприятности будут преодолены, как это неоднократно случалось в истории человечества.

Система Orphus