★ → №163

В банке две женщины впереди долго возились с банкоматом: получали бесконечные выписки, снимали по пятьсот рублей, а потом еще по сто. Я мялся позади и нетерпеливо (и немного некультурно) вздыхал от нетерпения. Затем они вышли, споря. Когда вышел я, женщины усаживались в «Инфинити».

Сижу в кресле стоматолога. Пока всё готовят к неприятной процедуре, читаю, что написано на мониторе, на который выведен календарь врача. Вот моя ячейка, написано «Король, без комментариев». Смотрю в соседнюю, там написано: «Заболоцкий, сильно пугался, и…» — чёртова ячейка обрезала текст! Пока мне час сверлили и пломбировали, я только и думал о том, что же там за и.

Стало очень много китайских туристов. Они наводнили пространства у МИДа, троллейбус с трудом объезжает пробки из их бесконечных автобусов. Даже бомжи, облюбовавшие было тёплые вентиляционные короба, сбежали, не выдержав такого соседства. А еще туристы ездят между Москвой и Питером, загружая под завязку Сапсаны и двухэтажные поезда. «Как вы с ними коммуницируете?» — спрашиваю проводницу. «Да как-то так… Выйди, я занята, потом!» — говорит он китайской женщине, которая протягивает в дверной проём нашего купе банку со страшно-зелёной жидкость.

На Смоленской меня едва не сбил парень на самокате, к которому он приделал мотор от бензопилы.

Еду по Садовому в троллейбусе и стою у открытого окна. В наушниках играет Placebo, мимо медленно и душно проезжает цементовоз, вращаясь вокруг собственной оси. В метре от меня проползает его горячее цилиндрическое тело, и штук пять канистр с машинным маслом. Я без труда мог бы вытянуть руку из окна и утащить одну из них! Сам не знаю, почему я так тогда подумал.

Петляю переулками от Чистых Прудов в сторону Цветного. В одном из переулков неизвестно откуда взявшиеся детишки пинают ветхий мяч. Водитель поливальной машины разгоняет их гудком и струёй воды, и умчается прочь.

На Тульской рабочие прокладывают в траншее какую-то трубу. Один ради смеха бьёт другого этой трубой по голове.

Встречаю маму с поезда. С соседнего архангельского поезда приехала семья. Мужчина катит пару чемоданов, а женщина несёт в руках обмотанную мусорными пакетами и скотчем прялку.

Видел, как мужчина сидел на улице и читал книгу брайлем. Боже, как вкусно и жадно он её читал! Нам, зрячим, этого наверное не понять. Было тепло, и светило невидимое для него Солнце.

Самые лучшие советы на свете дают неудачники.